пятница, 9 мая 2008 г.

С чего начинается революция

Сидя дома без велосипеда долгими зимними вечерами (здесь присутствует небольшая гипербола от песателя, наряду с обычным враньём), я думал чем себя занять.
Разумеется нужно сделать что-то хорошее, доброе, вечное - что-бы остаться в памяти людей, и всё такое. В крайнем случае можно совершить плохое, злое но всё равно вечное, и снова остаться в памяти человечества, но уже с отрицательным знаком. Так сказать стать знаменитым с точностью до знака.

Раздумья медленно перетекли к судьбе человечества в целом и белорусского народа в частности. И тут я выкрикнул "эврика !", расплескав при этом немного воды из ванны. Я совершу РЕВОЛЮЦИЮ! Вот что можно считать хорошим, добрым, вечным поступком. В крайнем случае - плохим, злым, вечным. Оба варианта мне подходят.

Я начал раздумывать над путём становления революционера, и вообще, с чего начать. Проще всего следовать проторенной дорожкой какого-либо видного революционера. На вскидку я вспомнил двоих: Владимира Ильича Ленина, и Робеспьера. Последний, как оказалось был французом, любителем лягушек. А поскольку я как-то не очень люблю лягушек с гастрономической точки зрения, то понял, что Робеспьером мне не стать. Остался дедушка Ленин.

Быстренько прошерстив свою память на предмет сведений о биографии В.И. Ленина, я понял, что помню не много, но зато самое важное. В детстве я читал, как Ленин кушал чернильницы. Не просто так кушал, от нечего делать, а с великой революционной целью! Дело было так: Ленин сидел в тюрьме, а в руках у него был неистребимый революционный зуд. И он писал. Писал молоком на полях книг, что бы никто не заметил, а чернильницы делал из хлеба. Зайдёт надзиратель в комнату, а Ленин хвать чернильницу и уже жуёт. И взятки с него гладки - не писал, не читал, а перо... так это гусь пролетал и обронил. Уж незнаю, почему они там у него перо не отобрали... История об этом умалчивает.

И вот я решил потренироваться в изготовлении чернильниц из хлеба, с мёдом. Молоко-то я не очень то люблю...


Вобщем, такие чернильницы идут на ура. Склоняюсь к мысли, что жизнь революционера не так уж и плоха.

Можно считать что этап 1 пройден: кушать чернильницы умею, и даже люблю.

Ещё помню такой факт из биографии, как разбитый графин. Мол маленький Ленин (тогда ещё простой, никому не известный Ульянов) разбил графин и не признался. И его мучали угрызения совести и прочие кошмары. Но потом он рассказал об этом своему психотерапевту и ему полегчало... Что-то вроде этого. Уже ищу, что можно расколошматить в доме и не признаться. Будет замечательная тренировка конспирации и стойкости!

Примечание.
Желающие могут ознакомится с рассказами о Ленине

Комментариев нет: